Приветствуем вас, Гость!
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

Я живу в:
Всего ответов: 1733

Форма входа

Поиск

КАТАЛОГ ОРГАНИЗАЦИЙ

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Интервью русской редакции RNE - ноябрь 2010 года

- Уже несколько месяцев постоянным комментатором в эфире русской редакции Национального радио Испании выступает Александр Пеунов. Вероятно, настало время поближе познакомиться с ним. Добрый вечер, Александр!
- Добрый вечер.
- Расскажите нашим слушателям основные вехи своей биографии: где родились, учились, как оказались в Испании?
- Родился, вырос и учился в Москве. Закончил технический ВУЗ по компьютерной специальности. Работал в крупном НИИ в качестве программиста, руководил сначала лабораторией, потом отделом. Мы разрабатывали и внедряли заказные автоматизированные системы управления непромышленного профиля. Среди заказчиков были такие серьезные организации, как Совмин, МИД, Управление делами ЦК КПСС, Центр международной торговли и другие. В 1992 году с семьей переехал на родину матери – в Испанию. Полтора года прожили в Овьедо, потом перебрались в Хихон. С 1998 года – жители Мадрида.
- Сегодня вы являетесь главным редактором газеты «Комсомольская правда в Испании», сотрудничаете с радио. Как произошла эта метаморфозы – компьютерщик превратился в журналиста?
- Заканчивая школу, я стоял перед дилеммой: поступать на факультет журналистики или в технический институт. К журналистике тянуло – у меня весьма неплохо получались сочинения, особенно на свободные темы, я с энтузиазмом готовил и вел передачи школьного радио, писал всякие заметки в стенгазеты. Тем не менее, выбрал судьбу технаря – за компьютерами виделось будущее человечества, это было перспективно. Но тяга к самовыражению не на одном из таинственных для большинства людей языков программирования, а на общедоступном языке давала о себе знать: я охотно писал статьи для различных научно-популярных изданий. 
В Испании на первых порах работал по основной специальности, но когда стал общедоступен Интернет, немедленно создал персональный сайт «Испанские хроники» и стал размещать на нем свои опусы. Их заметили, некоторые были опубликованы в различных печатных изданиях. В 2003 году в Испании появились две новые русскоязычные газеты. Для одной из них я написал несколько заказных статей. Потом появилась вторая – «Комсомольская правда в Испании». С первого ее номера, он вышел в середине августа 2003 года, я работал в ней заместителем главного редактора. В 2008 году газета сменила издателя, а наш коллектив продолжил совместную работу, выпуская газету «Эспаньола». Летом 2009 года эта газета прекратила свое существование, а осенью того же года испанская «Комсомолка» вновь сменила издателя. Мне предложили стать ее главным редактором.
- Испанский язык – родной для вас, вы владеете им с детства?
- Скажем так: с детства вращаясь в испаноязычной среде, я пассивно осваивал родной язык своей матери. Но толком им так и не овладел. Закончив институт, пошел на двухгодичные языковые курсы при МИД, основательно выучил грамматику испанского языка, получил необходимую базу. Но практиковаться мне было негде. По работе приходилось активно пользоваться английским: вся техническая документация была на этом языке, в Перестройку начались совместные проекты с ведущими американскими и европейскими фирмами, пришлось ездить на переговоры, различные международные конференции и выступать на них. Для этого требовалось сносное владение английским, а мой испанский скромно затаился в глубинах подсознания. Я старался по мере возможности поддерживать его, изредка читал литературу, понимая в них чрез пень колоду – словарный запас был слабенький. Раз в несколько лет ездил в гости к испанским родственникам – не скажу, что активно с ними общался, но как-то мы с ними все же объяснялись.
Потом, уже в начале 90-х, мне предложили сопровождать в качестве переводчика одну из первых туристических групп советских граждан, отправлявшихся в Испанию. Не без колебаний я согласился, взял отпуск и поехал. Моя мама, узнав об этом, назвала меня нахалом – она-то знала, насколько «здорово» я владею испанским языком. 
Я привез туристов в отель, началось расселение по номерам. И тогда я понял, что мама была права. У туристов обнаружилась масса проблем – у кого-то в номере не хватало полотенца, кто-то не знал, как включить отопление, другие не нашли в ванной мыло… Хорошо, что я предусмотрительно прихватил с собой словарь. Было, конечно, несколько неуютно под недоуменными взглядами туристов, ожидающими пока их переводчик найдет в словаре нужное слово. А потом случилось чудо – я начал словно губка впитывать в себя испанскую лексику. Из памяти сами собой «выскакивали» слова, а я и не подозревал, что они там притаились. Спустя неделю была встреча с мэром, мне пришлось синхронно переводить – справился! Потом один из туристов сдуру попал в полицию, надо было его оттуда вызволять – получилось! В общем, все это напоминало известный способ обучения плаванию – ученика безжалостно сбрасывают с лодки на глубине.
Уже после переезда в Испанию я повторил этот опыт на качественно новом уровне – пошел преподавать информатику. Хочешь или нет, надо на каждом уроке в течение часа говорить по-испански. А уроков в день бывало по пять-шесть… Любому язык развяжет. 
Но испанский продолжает для меня оставаться иностранным языком. Иначе, впрочем, и быть не может – я учил его, будучи уже взрослым.
- Многие соотечественники, живущие в Испании, стремятся к тому, чтобы их дети выросли билингвами. Как этого добиться?
- Я не лингвист-теоретик. Могу только высказать свое мнение, которое  базируется на опыте моих знакомых, выросших, как и я, в России в семьях испанских иммигрантов. Все, у кого оба родителя – испанцы, выросли билингвами. Те, у кого только один из родителей – испанец, в чьих семьях в быту говорили по-русски, в той или иной степени владеют испанским языком как иностранным. Хотя многие из нас в детстве и юношестве учили его на всяких курсах.
С другой стороны, сужу по своей дочери. Она приехала в Испанию в 10 лет, закончив всего 2 полных класса российской школы. Испанским языком немного занималась в Москве с бабушкой. В Испании, в семье, мы говорим по-русски. В итоге дочь выросла билингвом, хотя она никогда не посещала каких-то курсов русского языка, которых в последнее время появляется все больше и больше при ассоциациях соотечественников. Она одинаково свободно говорит и грамотно пишет на обоих языках. Правда, у нее врожденная склонность к языкам, хорошая зрительная память. С раннего детства она много читала по-русски, освоив грамматику русского языка чисто зрительно, хотя никогда не изучала ее. И это при том, что выросла она в условиях полной изоляции от русского языка – общалась на нем только дома. В наши же дни все значительно проще: есть Интернет, спутниковое телевидение с русскими каналами, в Испании можно покупать русские фильмы, выходит русскоязычная пресса…
- Трудно ли издавать в Испании русскую газету?
- Чисто технически – нет ничего проще. Благодаря Интернету вся работа территориально распределена. Редакция, где стоят телефоны, по которым принимаются объявления и реклама, идет общение с читателями, находится в одном городе, главный редактор живет в другом, корректор – в третьем, верстальщик – в четвертом, корреспонденты разбросаны по всей стране. Плоды их работы собираются вместе через Интернет и пересылаются в типографию.
Сложности начинаются после печати очередного тиража, когда надо донести газеты до потенциальных читателей. Наша диаспора очень «распылена» по всей территории Испании. Чем в большем количестве киосков прессы будет присутствовать газета, тем больше экземпляров будет продано. Но в одном только Мадриде более трех с половиной тысяч киосков. Чтобы в каждый киоск на территории страны поступило в продажу хотя бы 2-3 экземпляра газеты, необходим огромный тираж – примерно 250-300 тысяч экземпляров. А это стоит огромных денег. Поэтому приходится продавать газету только в некоторых киосках. Но как угадать, где это имеет смысл, а где бесполезно – в том месте и в том населенном пункте, где стоит киоск, русскоязычные люди не живут и не ходят? Требуется несколько лет, чтобы отладить более-менее эффективную схему дистрибуции через киоски. 
Еще одна проблема – непрерывно растут тарифы. Дорожают услуги типографии, цены на доставку газет в русские магазины, почтовые тарифы (по почте газету получают подписчики). Теоретически, при этом надо пропорционально повышать продажную стоимость газеты, но это бесперспективно. Если начать продавать газету за 3-4 евро, вряд ли найдется много желающих приобрести ее. В общем, малотиражным газетам, которые распространяются по всей Испании, живется трудно. И на такие «подвиги» идут только русские издания.
- Помимо журналисткой работы, вы – активный общественник: возглавляете ассоциацию и Координационный совет. Не мешает ли одно другому?
- Скорее, наоборот, помогает. Что поделаешь – так нас воспитали. В советское время это называлось «активная жизненная позиция». Работа журналиста неизбежно сталкивает со многими интересными людьми и организациями. Когда несколько лет назад наша диаспора начала самоорганизовываться и повсюду стали возникать ассоциации, мы, те, кто тогда практически на общественных началах выпускали испанскую «Комсомолку», тоже решили зарегистрировать свою организацию. В газете мы всегда уделяли особое внимание становлению нашей диаспоры, информационно поддерживали все ее массовые мероприятия и проекты. Потом возник Координационный совет, в который вошли члены инициативной группы, созвавшей в конце марта 2007 года первую конференцию российских соотечественников, живущих в Испании. С тех пор я вхожу в состав Совета в качестве координатора русскоязычных СМИ Испании, администрирую сайт этой организации. Ну и, по совместительству, возглавляю эту неофициальную общественную организацию.
- Вы живете в Испании без малого 20 лет. Как вы считаете, изменилось ли за это время отношение испанцев к русским?
- Безусловно. Начать с того, что 20 лет назад испанцы имели весьма смутное  представление о России и ее жителях. В последние два десятка лет численность русскоязычного населения Испании стремительно нарастала. Сегодня по всей стране активно работают ассоциации, которые способствуют тому, чтобы нас узнавали все лучше и лучше. Не последнюю роль в этом деле играют и русскоязычные СМИ – в Испании сегодня выходят две русские газеты (в течение шести лет их было три), несколько журналов, на локальном уровне выходят в эфир  несколько радиопередач, есть русскоязычная программа на каталонском телеканале… Обратите внимание, ни одна другая диаспора в Испании такими ресурсами на своем языке не располагает. Можно также перечислить немало информационных ресурсов на испанском языке, рассказывающих испанцам о нашей исторической родине. От всего этого, конечно, выигрывают обе стороны: испанцы лучше узнают нас, а нам проще адаптироваться в этой стране и интегрироваться в местное общество.
- Что ж, спасибо, Александр, за откровенный рассказ и до новых встреч в эфире.
- Всего доброго, до новых встреч.